Президент Туркменистана

Биография Первого президента Туркменистана

На главную страницуАкадемия наук
Президент Туркменистана
На главную страницу  Напишите нам  Поиск
  

Государственная научно-техническая политика
Управление наукой и организация научных исследований в Туркменистане
Информация
Проекты

Центральная научная библиотека при Академии наук Туркменистана
Научно-образовательная сеть Туркменистана (TuRENA)
Архив




ДЕТСКИЕ, ШКОЛЬНЫЕ И СТУДЕНЧЕСКИЕ ГОДЫ С.А. НИЯЗОВА


"С каждым днем я все больше и больше понимаю, какое богатое наследство оставили мне мои родители. Оно не сравнимо ни с чем, ни с какими благами мира. Всю жизнь я стараюсь быть достойным этого наследства, всю жизнь ставлю перед собой цель быть сыном, достойным своих родителей..."
Великий Сапармурат Туркменбаши.


Великий Сапармурат Туркменбаши – имя, присвоенное народом С.А. Ниязову, первому и бессрочному Президенту Туркменистана. Он принадлежит к поколению людей, за которым прочно укрепилось название "дети военных и послевоенных лет", суровых, голодных лет, наложивших глубокий отпечаток на всю их жизнь, оставивших памятные зарубины в их душах и сердцах. Подавляющее большинство людей этого поколения были детьми фронтовиков, непосредственных участников Великой Отечественной войны, защищавших Родину от фашистских захватчиков, многие из них лишились отцов, матерей, старших братьев и сестер, испытали сполна горькую участь сиротства, обездоленности, преждевременного взросления.

Не избежал этой участи и С.А. Ниязов – будущий Великий дождь туркменского народа Сапармурат Туркменбаши. В священной Рухнама он рассказал о своей судьбе и трагических страницах жизни его семьи, совпавших с драматическими страницами истории туркменского народа: арест деда Аннанияза Артыка в 30-е гг. массовых репрессий, гибель отца Атамурата ага во 2-й мировой войне, потеря матери Гурбансолтан эдже и двух братьев в Ашхабадском землетрясении 1948 г., трудное детство и отрочество. Но ничто, никакая горечь не смогли подорвать дух, ожесточить характер будущего Великого Сердара. Пропущенные через его сердце страницы истории туркменского народа помогли ему, сполна испив чашу выпавших на его долю тяжелейших испытаний, успешно выстоять перед всеми невзгодами. Потратив много сил, здоровья, терпения и воли, он смог совершить то, что сделало его выдающимся сыном и общепризнанным лидером туркменского народа. Автор священной Рухнама бесконечно благодарит свою судьбу за то, что никакие жизненные трудности не сломили его и не ослабили, а, наоборот, сделали сильнее, закалили, успехи же помогли ему не только выжить, но и развить заложенные в нем нравственные принципы: честь, совестливость и трудолюбие". Не меньшую роль в становлении Великого Сапармурат Туркменбаши как руководителя, предводителя государства и общества сыграли своеобразные генетические коды, передающиеся от предков к потомкам. В священной Рухнама он подчеркивает, что в наследство от родителей получил лишь доброе имя и на протяжении всей своей жизни слышал от разных людей, знавших его отца, мать и деда, только самые хорошие слова о них как о личностях исключительно честных, порядочных и справедливых. Эти слова радуют, проникают в сердце и греют душу Великого Сердара, для которого такое наследство несравнимо ни с какими благами мира и дороже всех земных сокровищ. Высочайший авторитет семи поколений предков, отца-матери сыграл огромную роль в формировании характера и определении жизненных позиций будущего Президента Туркменистана, обязывал его постоянно следовать их примеру, продолжая их благородное дело. "Ни от отца, ни от деда я не унаследовал никаких материальных благ. Но они оставили мне в наследство гораздо большее. Всю жизнь я слышал от близко знавших их земляков, что это были замечательные люди... Что может быть ценнее доброго имени – с гордостью отмечает Великий Сапармурат Туркменбаши в священной Рухнама. На вопрос о том, что помогло ему, вопреки бессчисленным перипетиям в жизни, "..сохранить в себе тот стержень, который позволил воспитать волю, силу духа и целеустремленность", он твердо отвечает: "В моем сердце забил неиссякаемый родник желаний – жить для своего народа, своей страны, для родной земли, во имя ее священной истории ради сегодняшнего дня, для будущих поколений. Этот родник постепенно стал селем, рекой...""

Сапармурат Атаевич Ниязов родился 19-ro числа месяца Байдак (февраля) 1940г. в г. Ашхабаде в скромной, трудолюбивой семье. Его родители – уроженцы села Кипчак Асхабадского уезда (ныне Рухабатский этрап Ахалского велаята) – честные, добросовестные труженики. Отец Атамурат Ниязов – известный школьный учитель и финансовый работник, мать Гурбансолтан Атамурадова – непревзойденная швея, вышивальщица и ковровщица. Они поженились, а в1937 г. перебрались в Ашхабад, где Атамурат купил небольшой домик. Брак оказался счастливым. Супруги нежно любили друг друга, в дружной семье царила гармония чувств и благородных поступков, соблюдались национальные традиции и обычаи. Пошли дети. Один за другим родились трое мальчиков: Ниязмурат, Сапармурат и Мухамметмурат.

При написании биографии выдающегося политического общественного деятеля, естественно, важное значение приобретают выяснение его родословной, нахождение сведений о его предках. Знание родословной, генеалогического древа того или иного лица позволяет выявить потомственные связи, объективно влиявшие на способности и характер ребенка.

Туркменское общество традиционно состояло из социально связанных между собой больших и малых семей, считавшихся родственными до 7-го колена. Издревле туркмены очень ревниво, бережно относились к своей родословной, гордились своими предками. Существовала давняя и прочная традиция – каждый туркмен должен знать своих предков до седьмого колена, уважать их, следовать их заветам, семейным традициям. Это передавалось из поколения в поколение. Поэтому, считает Великий Сапармурат Туркменбаши, "лозунг – "каждый человек обязан знать своих предков до седьмого колена" – должен стать девизом нашего возвращения к своим истокам, корням".

Быть потомственным по роду занятий почиталось всегда. Когда дело передается от отца к сыну, от деда к внуку, то одно это уже вызывает благожелательное расположение к носителю семейной традиции. Тем более, если сам род занятий уважителен и почтенен. Так, испокон веков ценились в народе потомственные зергары (ювелир), камнерезы, охотники и следопыты, вышивальщицы и ковровщицы, земледельцы, мирабы (должностное лицо, распределяющее воду из оросительной системы), певцы и музыканты-бахши, сказители дестанов, дутарчи и гиджакчи и т.д. Потомственные воины, полководцы, сердары ценились особо, ибо ратный труд не только тяжел, но и смертельно опасен. И выучка здесь требуется особая: суровая, неустанная и глубоко патриотическая.

Цепочка родовых занятий, идущая из глубины веков, из поколения в поколение, надежно обеспечивала многие людские достижения, сберегала открытия, секреты творчества, полезные традиции и навыки. Правнуки пользовались достижениями далеких предков, порою не зная даже имен их. Увы, исторические судьбы туркменского народа складывались далеко не в благоприятных условиях. Кто были зодчие, возводившие храмы и дворцы Нисы, Мерва, Куня-Ургенча? Кто вывел известную на весь мир породу ахалтекинских коней, создал удивительные по своей красоте и изяществу гёли – орнаменты туркменских ковров, вывел и взрастил всемирно известную белую пшеницу – Ак бугдай? Узнаем ли мы когда-нибудь? Воскресим ли память о замечательных предках? …А пока ученые в поиске...

Составить родословную туркменской семьи – занятие весьма кропотливое и сложное. Это не то, что, скажем, у английских лордов или русских дворян. О, они уж умели хранить память о предках, да еще как! Создавались целые галереи портретов, сберегались письма, дневники, предметы быта пращуров. Туркмены в силу ряда исторических условий и обстоятельств этого не имели. С древнейших времен они находились в постоянном движении, вынуждаемые природой и набегами соседей менять местожительство. Невольно складывалось такое положение, что память о предках иногда сохранялась лишь в устных преданиях, в пределах двух-трех поколений.

По свидетельству родственников Великого Сердара туркменского народа Сапармурата Атаевича Ниязова, его далекие предки проживали в селе Няздепе близ Бами, расположенном на территории Бахарденского этрапа (ныне этрап Бахарлы), а затем перекочевали в село Кипчак Ахалского велаята. С тех пор Кипчак стал родовым пристанищем семьи Ниязовых.

Предки С.А. Ниязова по отцовской линии были властными и влиятельными фигурами, играли огромную роль в управлении родом. Великий Сердар – С.А. Ниязов является представителем пятого поколения по восходящей линии, начиная от Тангрыкули батыра, который всю жизнь провел в седле, был добрым джигитом, отличался храбростью, боевой выучкой. На скачках, джигитовках, устраиваемых осенью на праздниках урожая, изумлял собравшихся своим мастерством. Тангрыкули батыр пал героем Отечественной войны в Геоктепинской битве. От него остался единственный сын Артык (прадед С.А. Ниязова), который в 1883 г. стал арчином села. Он умело пользовался браздами правления сородичами, был мудрым, справедливым руководителем и передал этот богатый опыт своему сыну, которого назвал Аннаниязом.

Аннанияз бай Артык оглы – это родной дед С.А. Ниязова. Аннанияз бай был сильной и колоритной личностью. Обладая от природы сметливым умом, чувством глубокой справедливости, имея по тому времени хорошее образование, он пользовался большим уважением в своей среде. Поэтому сельчане аула Кипчак неоднократно избирали его арчином. В Центральном госархиве Туркменистана сохранился документ – приказ по Закаспийской области № 32 от 13-го числа месяца Гурбансолтан (апреля) 1917 г. об утверждении старшин- арчинов Восточного района, избранных на аульных сходах Асхабадского уезда в начале этого месяца. Из документа следует, что в ауле Кипчак арчином был избран Аннанияз Артык оглы (в списке утвержденных старшин он значится под номером 17). Аннанияз бай как бы продолжил линию своих предков по родовому управлению. Он не боялся высказывать открыто, в глаза собственное мнение о проблемах жизни людей, охотно помогал нуждавшимся, прилюдно и гласно решал наиболее важные вопросы аульной жизни.

Всё это убедительно свидетельствует о том, что быть руководителем, уметь управлять людьми, выражать и отстаивать их интересы, по-государственному мыслить и действовать в крови всей родословной Великого Сердара. И вполне закономерно, что эти драгоценные качества наиболее ярко проявляются в многогранной и плодотворной деятельности Великого Сапармурата Туркменбаши, неустанно заботящегося о процветании страны и благополучии народа в Золотом веке.

Аннанияз бай пользовался огромным авторитетом и влиянием среди населения и после революции. Прямой, открытый, не терпевший лжи, поборник справедливости и честности, он пришелся не ко двору новой власти, имея свое мнение о характере проводившейся коллективизации сельского хозяйства. Аннанияз бай как мог успокаивал земляков, недовольных режимом, помогал им полезными советами, а некоторых, решивших было покинуть родину и уйти за границу, сумел переубедить не совершать такой серьезной ошибки. Под предлогом раскулачивания (а у него имелись собственный надел, своя лавка, наёмные работники) он в 1932 г. был сослан в ссылку. В 1937 г. Аннанияз бай вернулся из заключения в Кипчак, где односельчане вторично избрали его арчином- председателем сельсовета. Арест не изменил его характера: он по-прежнему выражал недовольство по поводу недостатков существовавшей системы и строя. Вскоре его по прежним обвинениям вновь записали во "враги народа", бросили в застенки КГБ и отправили в ссылку" в Сибирь, откуда он уже не вернулся, пав жертвой тоталитарного режима. Пройдя достойно свой жизненный путь, Аннанияз бай оставил после себя четырех сыновей и трех дочерей, воспитанных им в духе лучших традиций туркменского народа. Он оставил в память о себе и родовую фамилию Ниязовых (Аннаниязовых), которую Сапармурат Атаевич носит с гордостью. В семье Аннанияза бая трое сыновей стали участниками Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Двое из них- Атамурат (отец С.А. Ниязова) и Бердымурат – погибли на фронте, защищая Родину. Отец будущего Президента Туркменистана Атамурат Ниязов был старшим сыном в семье. Он родился в 1912 г. С детства обнаружил влечение к знаниям и любовь к книгам. Его отец, сам образованный человек, отдал сына на обучение местному кипчакскому мулле. Атамурат оказался способным учеником: быстро овладел грамотой и арабской графикой, прошел начальный курс духовных наук.

Когда наступил призывной для службы в армии возраст, грамотный, физически крепкий Атамурат был определен в престижный род войск того времени – в кавалерию и прошел службу в туркменском конном полку, располагавшемся тогда в предместье Ашхабада, в селе Кеши. Многое дала ему служба в армии (конец 20-х – начало 30-х гг.). Наряду с воинской выучкой, он, зная в совершенстве арабское письмо, изучил русский язык, освоил латинский алфавит, много читал, расширил свой образовательный кругозор.

После завершения армейской службы, в период развернувшейся в республике так называемой культурной революции, Атамурат Ниязов принял активное участие в работе по ликвидации неграмотности населения. Успешно пройдя в 1932 г. трехмесячные курсы по подготовке учителей начальной школы при Ашхабадском педагогическом институте, он был направлен в Керкинский район (ныне этрап Атамурат Лебапского велаята), где в течение трех лет работал школьным учителем в селах Чекир и Дашлык, заведовал ликбезом, преподавал в школе для сельских активистов и молодежи призывного возраста.

Жажда знаний, стремление к овладению точными науками привели Атамурата Ниязова в Ашхабадский учётно-финансовый техникум на отделение планирования и учёта. Он не только хорошо учился, но и активно участвовал в общественной жизни, избирался делегатом Республиканской студенческой конференции, поощрялся литературой. Закончив техникум с отличием, Атамурат работал в финансовых органах Керки, Ташауза (ныне Дашогуз), Бахардена, Геоктепе, Ашхабада. И всюду оставил свой добрый след. Будучи человеком высокообразованным и культурным, отличавшимся широким кругозором, гибкостью ума и незаурядными организаторскими способностями, он трудился со знанием дела и полной отдачей сил, щедро делился с сослуживцами профессиональным опытом, подготовил и дал путевку в трудовую жизнь многим молодым специалистам.

Из священной Рухнама известно, что у Атамурата Ниязова в целом была очень непростая и нелегкая жизнь. Много трудностей выпало на его долю, и он стойко, смело преодолевал их. В памяти хорошо знавших его людей сохранился образ этого в высшей степени честного, глубоко порядочного, скромного и благородного человека. Вспоминая его добрым словом, они говорили, что Атамурат ага "был мужественным и отзывчивым человеком, помогал всем, кому мог. Но если даже не мог, все равно старался хоть чем то облегчить участь людей. Для каждого он умел найти согревающие душу слова.

Руководство не могло не заметить исключительно добросовестного, творческого и ответственного подхода Атамурата Ниязова к любому порученному делу, честного, безукоризненного выполнения им своего гражданского долга. И как опытного педагога, компетентного финансиста, умелого организатора его неоднократно повышали в должности, назначили руководителем фельдшерской школы. У него были большие планы, он собирался поступить в институт. Но война помешала ему продолжить образование.

Война – серьезнейшее испытание на прочность духа, воли и патриотизма. Для Атамурата Ниязова никогда не было более священного понятия, чем Родина, и защищать ее в трудный для всего народа момент, когда над ней нависла смертельная опасность, было естественным велением его души. И потому как только началась Великая Отечественная война Атамурад подал заявление в военкомат с просьбой отправить в действующую армию и в месяце Алп Арслан (августе) 1941 г. добровольцем, вместе с тысячами туркменистанцев, ушел на фронт, где проявил героизм и отвагу. За мужество, проявленное в боях, и умение быстро разбираться в обстановке он был назначен командиром отделения 875-го гвардейского полка 2-й пехотной дивизии. В 1943 г. Атамурат Ниязов, рискуя своей жизнью, участвовал в тяжелых боях за Кавказ. При освобождении села Чикола с группой воинов он попал в окружение и был расстрелян фашистскими захватчиками. Его похоронили в братской могиле в селе Чикола Ирафского района Северной Осетии".

Сапармурат Туркменбаши в своих воспоминаниях так описывает героическую гибель отца: "По скудным отрывочным сведениям оставшихся в живых однополчан, подразделение, в котором служил отец, попало в окружение. Воины, разбившись на небольшие группы, решили под покровом темной кавказской ночи пробиваться к своим. В одной из них был и мой отец. Не знаю, какие мысли тревожили его в ту ночь: о Родине, о своем родном селе или о семье. Но он был готов отдать свою жизнь за любое из этих священных для каждого человека понятий. Ему было что защищать, поэтому он не боялся смерти. Самым главным для этих бойцов было изгнание фашистов с родной земли, на которой многие века жили их предки, защитить родной край. Да и что может быть выше и чище священной любви к Отечеству!

Единые в решении лучше с честью погибнуть, чем сдаться на милость врага, мужественные и отчаянные смельчаки с тяжелыми боями продвигались вперед. Был долгий ночной рейд. Казалось, что желанная свобода уже близка, находится в двух шагах от них, что еще чуть-чуть, и они выйдут к своим, объединятся с ними, чтобы вновь бить ненавистного врага. Вдруг послышались голоса, шаги, привычные звуки фронтовой жизни. "Ну, наконец-то, наши, дошли!" – мелькнула обнадеживающая радостная мысль.

Уставшие, изнуренные и голодные воины не подозревали, что вышли к немецкому лагерю. Когда же поняли, попытались рассредоточиться, оттойти, отчаянно отстреливаясь. Но было уже поздно: враг превосходил горстку отважных бойцов и числом, и огнем... Шаг в бессмертие... Братская могила в предгорьях Кавказа и несколько строк в книге "Память"!.." (См.: Хатыра, т.З. Списки воинов-туркменистанцев, погибших в боях, умерших от ран и болезней в эвакогоспиталях и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.), призывавшихся на фронт из Ахалского велаята и г. Ашхабада. – Ашхабад, 1995, с. 295.)

В священной Рухнама Великий Сапармурат Туркменбаши подробно рассказал о бесстрашии, стойкости и беспредельном мужестве своего отца, опираясь на свидетельства его боевых друзей-однополчан. В книге приводятся слова одного из них- Ивана Семеновича, полные восхищения и гордости за своего однополчанина: "А какой он был безоглядный смельчак! По-моему, ему неведомо было чувство страха, он буквально лез под пули, да и сам был как пуля, выпущенная из ружья. Я был старше, бывало, скажу ему: "Атамурат, побереги себя, у тебя же дома маленькие дети", так он в ответ: "Если я буду беречь себя, кто же защитит моих детей?" Став невольным очевидцем героической гибели Атамурата Ниязова, Иван Семенович вспоминал, что "смерть он встретил мужественно, не дрогнув. Этот волнующий рассказ производит на читателей сильное впечатление, пробуждая в них благородные чувства, любовь к Родине, преданность родному очагу.

Как и миллионы смелых и отважных солдат-фронтовиков, Атамурат Ниязов храбро сражался за честь и свободу Отчизны, родного края, за счастье своих семей и будущих поколений, ценой собственной жизни защитил справедливость в мире. Тем самым он внес неизмеримый личный вклад в достижение и укрепление независимости Туркменского государства. За особые заслуги Атамурата Ниязова перед туркменским народом, проявленные им в годы Великой Отечественной войны, несгибаемый дух, боевую доблесть и отвагу, учитывая многочисленные обращения и пожелания граждан, 4-го числа месяца Махтумкули (мая) 2000 г. Указом Президента Туркменистана Атамурату Ниязову было присвоено высокое звание Героя Туркменистана.

Мать С.А. Ниязова Гурбансолтан Атамурадова (по туркменской традиции имя мужа при регистрации брака становится фамилией жены. – Прим.ред.) родилась в 1915г. в селе Кипчак Асхабадского уезда в семье потомственных земледельцев и скотоводов. По рассказам яшули и пожилых женщин, это была красивая, грамотная (кстати, одной из первых она стала учиться в женской светской школе, открытой в конце 20-х гг. в селе Кипчак) и скромная труженица. На всю округу она славилась как замечательная ковровщица, чье искусство знали и высоко ценили самые опытные мастера, и как превосходная сказительница, державшая в памяти множество произведений устного народного творчества, стихов туркменских поэтов- классиков. Да и в своих воспоминаниях Великий Сапармурат Туркменбаши это особо подчеркивает: "Моей единственной отрадой, моим единственным счастьем была мама. Я глубоко благодарен ей за то, что знаю свой родной язык, наши звучные песни и чарующие мелодии, удивительные сказки и легенды, традиции, обычаи и обряды моего народа. Я благодарен ей за то, что она привила мне любовь к литературе и искусству, и еще за многое-многое другое. Про нее все говорили, что у нее золотые руки. С ее молоком в мою кровь вошли потребность делать людям добро, трудолюбие, честность, справедливость, почитание старших и другие лучшие черты народа". Но семейное счастье Гурбансолтан эдже и Атамурата ага длилось недолго. На всю жизнь запомнил Великий Сапармурат Туркменбаши слова матери, которыми она напутствовала отца, провожая его на фронт: "Ты о нас не беспокойся – одна на всех беда пришла, а, значит, и пережить её всем миром будет легче... Знай, что мы любим и ждем тебя". Гурбансолтан эдже просила мужа поберечь себя, а врагов не щадить, обещала ему быть стойкой, передать сыновьям всё лучшее от их отца— скромность, трудолюбие, тягу к знаниям, уважение к людям, любовь к своей Родине... И с честью выполнила это обещание.

В грозные годы войны Гурбансолтан эдже вынесла на своих плечах все тяготы военного лихолетья. Вместе с другими женщинами она, не жалея себя, денно и нощно трудилась во имя приближения Победы, сдала свои семейные украшения в фонд обороны, вязала теплые шерстяные носки для фронтовиков и отправляла им посылки. Тем самым показала прекрасный образец патриотизма, трудолюбия и самоотверженности. А когда с ненавистной войны приходили "черные похоронки", Гурбансолтан эдже посещала семьи, где случилось горе, как могла успокаивала людей и при необходимости оказывала им посильную помощь.

У туркмен имеется поговорка "Есть святой хлеб". И, образно говоря, этот святой хлеб ела Гурбансолтан эдже. Она была благородным, справедливым человеком, имела чистое сердце. Великий Сапармурат Туркменбаши в священной Рухнама пишет о том, что "люди, знавшие маму, говорили мне: "...твоя мама Гурбансолтан была душой-человеком, мягкой и доброй". Она не только сама живо откликалась на чужую боль, но и прививала сострадание, милосердие своим сыновьям, заложив это благородное качество в их души и сердца. По соседству с Гурбансолтан эдже проживали русские, татарские, туркменские, армянские семьи. И ко всем она относилась с глубоким уважением. Бывало, сельчане присылали ей виноград, фрукты. Она тут же наполняла ими чаши и посылала Ниязмурата и Сапармурата к соседям, которых часто угощала и выпеченным своими руками свежим чуреком.

Гурбансолтан эдже была женщиной несгибаемой воли. Её не смогли сломить ни гибель на фронте любимого мужа, ни послевоенные тяготы и лишения, которые она мужественно преодолевала героическим, самозабвенным трудом. Неся на своих плечах всю тяжесть забот о семье и воспитании детей, она не только трудилась высококвалифицированной ковровщицей в Ашхабадской художественно-экспериментальной мастерской при Государственном ковровом фонде Туркменковерсоюза (Эта мастерская выполняла заказы на изготовление тончайших высококачественных классических, портретных и сюжетно-тематических ковров по эскизам художников-профессионалов. Причём, такие заказы поступали не только из Туркменистана, но и из музеев, театров, дворцов культуры Москвы, Ленинграда и других центральных городов страны, а также из-за рубежа. Поэтому в мастерской работали самые лучшие ковровщицы республики), но и подрабатывала дома шитьём, вязанием, вышиванием, ковроделием. В священной Рухнама Великий Сапармурат Туркменбаши с благодарностью вспоминает свою мать, оказавшую большое влияние на его жизненные принципы, отмечает ее искусные, неутомимые руки, с рассвета до глубокой ночи вязавшие узелки на ковровом полотне: "Мама целыми днями сидела за ковровым станком. В нашем бедном доме постоянно был слышен стук дарака, похожий на топот конских копыт. По привычке, проснувшись рано утром, я шел в комнату, где мама ткала ковёр, а она уже сидела за станком, работала. Работала и ночами, уложив нас спать... Уже оставшись без матери, гораздо позже я понял, что работой она не только старалась отвести от нас нужду, но и заглушала сердечную боль и тоску. Мне было безумно жаль маму, ведь она не знала отдыха, никуда не отлучалась, как другие матери. Помню, иногда я просил её:

- Мама, мамочка, ну отдохни немного, посмотри, как устали твои руки!

Её трогало мое внимание, она оставляла работу, брала меня на руки и качала, словно младенца. Тогда и появлялась на её лице волшебная улыбка, которую я не могу забыть по сей день..."

Маленькому Сапармурату повезло. Его первые детские годы, а если быть точнее, восемь лет, прошли в чистейшей атмосфере дружбы, любви и счастья. Нежная, заботливая мать, братья, дружные между собой, готовые прийти друг другу на помощь, защитить в беде, – все это накопило в душе огромный запас нравственного здоровья. Счастье, которое не заменится ничем!

Мать не баловала детей, напротив – приучала к порядку и послушанию, домашнему труду и самообслуживанию, но окружала их такая искренняя любовь, такое неподдельное участие, общие семейные радости, забавы и маленькие торжества, что они не ощущали тяжести суровых военных лет. Спустя много лет, Великий Сапармурат Туркменбаши вспоминал: "И хотя это было трудное время, годы военного лихолетья, голода и лишений, для меня эти годы кажутся самыми счастливыми, самыми светлыми. И понимаешь, что это была лучшая пора твоей жизни"".

И еще одно место из воспоминаний С.А. Ниязова: "Мне кажется, мама все умела делать хорошо: успокоить, когда случалась беда, облегчить боль и страдание, уберечь от последствий детских шалостей. А как вкусно она могла приготовить из скудных продуктов голодного военного времени! Сомса с начинкой из ысманака (шпинат огородный, травянистое растение, молодые сочные листья которого употребляются в пищу), лебеды (травянистое растение), молодого клевера, хрустящие и тающие во рту пишме (мелкие ромбовидные лепешки, жаренные в масле), незабываемый аромат тончайшей домашней лапши помню и поныне.

Я восемь лет был под крылом мамы, всего-навсего лишь восемь лет. И это были самые счастливые и незабываемые, лучшие годы моей жизни".

Детство С.А. Ниязова прошло в обстановке материнской любви и ощущения счастья, и это стало лучшим его детским университетом. Именно в детстве заложились положительные основы характера будущего государственного деятеля и Великого Сердара.

В месяце Рухнама (сентябре) 1947 г. Сапармурат Ниязов поступил в первый класс неполной средней школы № 11 г. Ашхабада, в третьем классе которой учился его старший брат Ниязмурат. Ребята были дисциплинированными, любознательными и сообразительными, охотно, самостоятель- но и хорошо выполняли домашние задания, успешно осваивали учебную программу и, следовательно, не докучали мать вызовами в школу, как это было у некоторых их сверстников.

Гурбансолтан эдже не могла не нарадоваться и не гордиться своими сыновьями. Они росли здоровыми, крепкими, послушными и самостоятельными, приученными к любой хозяйственной домашней работе. Ниязмурат и Сапармурат, как старшие, стремились помочь матери во всем, всячески оберегали ее.

Послевоенная жизнь постепенно налаживалась. Правда, хлеб еще выдавали по карточкам, но уже появились коммерческие магазины, где, выстояв длинные очереди, можно было прикупить лишнюю буханку-две хлеба, некоторые продукты по ценам выше государственных, но ниже рыночных. В доме был настоящий праздник, маленькое семейное торжество, когда на обеденном сачаке появлялись гоурма (зажаренное на курдючном жире баранье мясо), гурт (сушеное кислое молоко), как (вяленая дыня), кишмиш, овощи и фрукты.

Словом, жила семья Ниязовых дружно, в мире и согласии, стойко перенося тяготы послевоенного времени. Ничто, казалось, не предвещало существенных изменений, непоправимой беды. Однако в ночь на 6-е число месяца Гарашсызлык (октября) 1948г. землетрясение чудовищной силы в считанные секунды превратило Ашхабад в руины. Под обломками зданий остались тысячи людей. Буйство стихии природы не обошло и семью Ниязовых: погибли десятилетний Ниязмурат, шестилетний Мухамметмурат и тридцатитрехлетняя Гурбансолтан эдже. Израненный кирпичными обломками, чудом спасся только восьмилетний Сапармурат. Шесть дней провел он в одиночестве среди развалин родного дома. И за всё это время ни один из родственников не вспомнил и не позаботился о нём. В те дни мальчик, у которого ненавистная война и слепая стихия отняли самых близких ему людей, рано лишили родительской ласки, навсегда распрощался со своим детством, навсегда высохли слезы на его глазах. Так начался новый виток его самостоятельной жизни, полный неизвестности, а вместе с тем трудностей, лишений и страданий, которые будущий Великий Сердар, опираясь на полученные от родителей гены, воспитание, учился преодолевать и которые выковали в нем терпение, выносливость и волю, не теряя при этом самообладания и достоинства. Эти тяжкие жизненные испытания закалили его характер, укрепили дух и веру в высшие силы и разум человека.

Написанные в священной Рухнама строки о землетрясении волнуют и тревожат душу каждого: "В последний раз взглянув на руины дома, сокрывшие самых дорогих мне людей, я тихо поклялся: "Любимые мои, до последнего дня в сердце моем будут жить ваши и погибшего отца души, они будут давать мне силы исполнить ваши несбывшиеся мечты. Аллах поможет мне, и я обязательно достигну цели!". Великий Сердар исполнил клятву. Он не только сам достиг высокой цели, но и помог достичь ее в короткий срок всему туркменскому народу, осуществить такие колоссальные свершения, каких не знала нация за всю свою историю.

В священной Рухнама, которая буквально дышит любовью и нежностью к Гурбансолтан эдже, благодарный сын написал о ее недолгом, но ярком и славном земном пути. Вернувшись через память поколений, она воссияла прекрасным символом верности домашнему очагу и родному краю, стала поистине национальной святыней, вобравшей наилучшие черты туркменской женщины – бесконечную доброту, щедрость и чистоту души, трудолюбие, самоотверженную материнскую любовь. Гурбансолтан эдже дала жизнь, вскормила и воспитала, ценой собственной жизни защитила и спасла для народа величайшего человека современности. В дни военного лихолетья и страшных бедствий она давала сыну добрые и гуманные уроки, заложила в его душе веру, несгибаемую волю и стойкость перед любыми невзгодами, верность своим принципам. Замечательные черты характера Великого Сердара – плод неустанного труда его матери. С молоком Гурбансолтан эдже он впитал мудрость, высокую нравственность и патриотизм. Именно благодаря её материнскому подвигу в нашей независимой нейтральной стране утвердилась Золотая эпоха Великого Сапармурата Туркменбаши.

За особо выдающиеся заслуги Гурбансолтан эдже в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. и послевоенный период, проявленные ею самоотверженность в труде и другие прекрасные человеческие качества, учитывая многочисленные просьбы и пожелания граждан, Постановлением Меджлиса страны от 5-го числа месяца Горкут (июля) 2002 г. Гурбансолтан эдже присвоено высокое звание Героя Туркменистана. А 30-го числа месяца Битараплык (декабря) того же года парламент принял Постановление, которым в целях увековечения святого образа и светлой памяти матери первого и бессрочного Президента Туркменистана Великого Сапармурата Туркменбаши, отмечая значительную роль ее короткого, но содержательного, проникнутого мужеством, жизненного пути в воспитании в Золотом веке туркменского народа нового поколения девушек, женщин и матерей, обладающих душевной чистотой, высокой нравственностью и преданных Родине, объявил 2003 г. Годом Героя Туркменистана Гурбансолтан эдже. Наш народ воспринял эти решения с чувством всеобщего одобрения и огромной радости.

Осиротевшему Сапармурату пришлось жить у родственников в селе Кипчак, где в местной семилетней школе № 5 он продолжил учёбу. Но и здесь он всё более и более стал чувствовать себя одиноким и никому не нужным, так как его постоянно обременяли тяжелым, непосильным трудом, в сильный холод и знойную жару безжалостно заставляли работать в поле и пасти скот. И тогда он бесповоротно решил покинуть родственников и уйти в детский дом. Именно под влиянием этих тягот он написал первые детские стихи:


Так Сапармурат попадает в Ашхабадский детский дом № 1, в коллектив детей, оставшихся без родителей в результате землетрясения. И началась новая, интересная и богатая событиями жизнь будущего основателя, первого и бессменного Президента Туркменского государства. Мальчик быстро вошел в семью своих сверстников. Общительный, разносторонне одаренный, способный привлечь к себе внимание ребят и увлечь их интересной идеей, он через некоторое время стал их лидером. Сапармурат активно участвовал в общественной жизни детского дома, играл на габое в самодеятельном оркестре, любил дутар, писал в стенгазету стихи об окружающем мире и школьной жизни. Несколько его стихотворений было напечатано в республиканской детской газете "Мыдам тайяр" ("Всегда готов") (Великий Сапармурат Туркменбаши тяготел к патриотической и лирической поэзии со школьной поры всю сознательную жизнь. В священной Рухнама он пишет: "Я уже давно пристрастился к поэтическому творчеству, с юношеских лет записываю в свой дневник стихи". Однако целиком необыкновенный поэтический дар в душе лидера нации раскрылся с обретением независимости Туркменистана – в эпоху дерзновенных планов и грандиозных успехов. Об этом ярко свидетельствуют появившиеся вслед за священной Рухнама сборники стихотворений "Да благоденствует туркменский мой народ" и "Пять эпох духовности туркменского народа" (всего С.А.Ниязов является автором 5-ти поэтических сборников - прим. авторов сайта). Они являются логическим продолжением этой бессмертной книги, художественно-творческим развитием изложенных в ней идей. Эти литературные шедевры современности доносят до ума и сердца каждого читателя гуманные помыслы отца и духовного наставника туркменской нации), а некоторые неопубликованные замечательные стихи, школьное сочинение, воспевающее творчество великого Махтумкули, удалось найти архивистам (Например, приведенное выше стихотворение "Эдже", в котором будущий Великий Сердар выразил всю свою любовь и боль по погибшей матери, написано настолько проникновенно, что захватывает дух, и его просто невозможно читать без волнения и слез)

Сапармурат пользовался авторитетом и уважением среди ровесников. Но с особой любовью к нему относились малыши. Они называли его старшим братом, гурьбой бегали за ним, и он относился к ним по-доброму, защищал их от нападок старших ребят, старался помочь выполнить домашние задания, читал им детские книги. Его любили воспитатели. Зная его организаторские способности, они поручали ему выполнение ответственных заданий, связанных с хозяйственно-бытовыми нуждами детдома, организацией досуга.

В школе все учебные предметы Сапармурат усваивал одинаково хорошо, ему легко давались дисциплины и гуманитарные, и естественные. Любил родную литературу и историю, свободно владел русским языком, отличался склонностью к математическому мышлению и точным наукам, с успехом одолевал математику, физику, химию, биологию, черчение. После окончания 7-го класса его в числе отличников направили в престижную по тому времени Ашхабадскую среднюю школу № 20, где он учился с 1954 по 1957 г. (Школы, подобные Ашхабадской № 20, были особыми учебными заведениями. Они располагались в городах Ашхабаде, Чарджоу (ныне Туркменабат Лебапского велаята), Керки, Ташаузе, Красноводске (ныне Туркменбаши Балканского велаята), имели при себе интернаты, где наиболее одаренные подростки из сельской местности, выпускники сельских 7-летних школ учились и жили на полном государственном обеспечении три года (8-10 классы). Основной их целью была подготовка выпускников для поступления в высшие учебные заведения республики, но в большей степени - в вузы Москвы, Ленинграда (ныне Санкт-Петербург), Воронежа, Баку, Киева, Харькова, Риги и других центральных городов СССР, где готовились кадры высшей квалификации для различных отраслей народного хозяйства, науки и культуры. Причем, предпочтение отдавалось дефицитным специальностям, по которым республика не могла сама готовить национальные кадры.

Эти школы были на особом счету Министерства народного образования, укреплены наиболее опытными учительскими кадрами, имели хорошую материально- техническую базу. Ашхабадская средняя школа № 20 являлась своего рода учебно- методическим центром для других школ подобного типа. Педагогический состав был высококвалифицированным. Учителями работали Ч.Аннаяров, И.И.Бологов, Р.Бяшимов, Б.Джапаров, кандидат исторических наук К.Караджаев, Д.Мамедов, Г.Омадов и др. Среди них были преподаватели вузов, ученые, а внешкольную и внеклассную воспитательную работу с учащимися вели студенты-практиканты Туркменского государственного университета. Естественно, выпускники этой школы имели прочные и глубокие знания и были наиболее подготовлены для успешного прохождения конкурсных испытаний и поступления в вузы страны. Многие из них впоследствии стали известны всей республике).

Сапармурат выделялся среди соучеников большей серьезностью и основательностью суждений, высокой работоспособностью и прилежанием к учебе. Обладая хорошими способностями и острой памятью, много читал помимо учебной программы (Это подтверждает, в частности, найденное архивистам и сочинение на тему "Махтумкули - великий поэт туркменской литературы ХVIII века", написанное учеником 9-го класса Сапармуратом Ниязовым в 1955/56 учебном году. При подготовке сочинения он использовал труды крупных ученых А.Вамбери, Е.Э.Бертельса, Б.А.Каррыева, М.Косаева, А.Н.Самойловича и др., выходящие за рамки школьной программы, а также удачно применил методы научного анализа и обобщения), активно участвовал во всех школьных мероприятиях. На выпускных государственных экзаменах он показал блестящие знания, получив по всем дисциплинам высшие баллы. В месяце Огуз (июне) 1957 г. ему был вручен аттестат с отличием (золотые и серебряные медали к тому времени были отменены), дававший право внеконкурсного поступления в любое высшее учебное заведение. Перед туркменским юношей открывались широкие пути в жизни.

После окончания школы № 20 Сапармурат решил работать и устроился инструктором Туркменского территориального комитета профсоюза рабочих геологоразведочных работ. Он быстро вошел в курс дела, основательно изучил профсоюзные инструкции и документы, освоил специфику, методику и круг своих обязанностей. Этому во многом способствовало прохождение им краткосрочных курсов профактивистов в г. Ташкенте. По роду своей службы ему часто приходилось выезжать в командировки, бывать непосредственно в экспедициях, полевых партиях, на буровых установках, промыслах, интересоваться условиями труда, жизни и быта, досуга нефтяников, газовиков, геофизиков. Подготовленные им справки, докладные записки становились предметом серьезного обсуждения на производственных совещаниях и собраниях, на заседаниях профсоюзных комитетов. По ним принимались конкретные решения, делались организационные выводы, разрабатывались мероприятия по устранению выявленных недостатков.

В Центральном государственном архиве Туркменистана сохранились докладные записки, составленные инструктором теркома С.А. Ниязовым по результатам служебных командировок и плановых проверок. Они были написаны более 40 лет тому назад, но ценность свою не потеряли до сих пор. Эти архивные документы интересны и ценны прежде всего тем, что дают возможность ознакомиться с характером и содержанием деятельности будущего первого и бессменного Президента Туркменистана в период вступления на путь самостоятельной работы, с его глубоко ответственным отношением к порученному делу, своим служебным обязанностям. Являясь результатом непосредственного соприкосновения юноши, только начавшего свою трудовую карьеру, с повседневной жизнью и делами производственных коллективов, эти документы раскрывают социальную наблюдательность, серьезность, честность, принципиальность и высокую человечность их автора. В них чувствуется глубокая искренность, правда и достоверность. Кроме того, они позволяют проследить динамику нравственного возмужания и духовного обогащения личности, формирование деловых качеств и организаторских способностей будущего всенародного лидера.

Вчитываясь в строки рукописных документов, невольно поражаешься тому, насколько они обстоятельны по содержанию, глубоки по мысли, хотя их автору в ту пору было всего 19 лет. Это не бездушные формальные отписки профсоюзного работника, а насыщенный фактами аналитический материал, острый, объективный, зовущий к действию.

Заслуживает внимания то, что С.А. Ниязов глубоко профессионально вникает в суть затрагиваемых вопросов, тщательно отбирает, анализирует и фиксирует наиболее существенные их аспекты. От его острого взгляда не ускользают важные детали и подробности труда, жизни и быта простого рабочего. Он замечает недостатки в охране труда и технике безопасности, нарушения трудового законодательства: использование на тяжелых физических работах подростков, отсутствие элементарных жилищно-бытовых условий, пренебрежение руководителей экспедиций, полевых партий и других подразделений к обеспечению рабочих спецодеждой и обувью, к организации их разумного культурного отдыха, к утверждению здорового образа жизни. В этом нельзя не увидеть высокого нравственного качества С.А. Ниязова— искренней заботы о простых людях, о рядовых тружениках, их социальной защищенности, качества, которое особенно ярко и убедительно проявится в деятельности будущего всенародного лидера и главы независимого государства.

Неустанная забота о благе простых людей, народа, о его возрождении, счастливой полнокровной жизни составляющая суть политики Великого Сапармурата Туркменбаши, прекрасная черта его характера, унаследованная от родителей, идущая от духовного богатства, менталитета нации, которая явственно дала о себе знать уже в первый год самостоятельной работы.

Почти два года – до месяца Рухнама (сентября) 1960 г. – проработал С.А. Ниязов инструктором Туркменского территориального комитета профсоюза рабочих геологоразведочных работ. Но это было очень полезное и памятное время для юноши. Здесь он впервые получил возможность не умозрительно, а реально ощутить огромные просторы родного края, его природные богатства и красоту. За короткий срок ему удалось побывать в предгорьях Кугитанга и на Устюрте, в Барсагельмесе, Газ-Ачаке, Небитдаге (ныне г. Балканабат Балканского велаята), Челекене (Ныне г. Хазар Балканского велаята) и многих других местах, подчас труднодоступных, куда можно было попасть лишь на вертолетах, на мощных машинах-вездеходах, где могут работать лишь люди особого склада – крепкие, закаленные, привыкшие к безводью, бездорожью, к палящему зною Каракумов.

Особенно памятны были встречи с людьми разных возрастов, разных человеческих судеб и характеров. Ему приходилось встречаться с умудренными опытом ветеранами труда и войны, с романтически настроенными подростками и парнями, с бывшими заключенными и неудачниками, решившими подальше спрятаться от людского глаза, с теми, кого привлекала высокая оплата труда, стремление быстро заработать, чтобы поправить семейный бюджет. Были здесь и явные проходимцы и рвачи, желавшие поживиться за чужой счет, использовать в корыстных целях сложные и тяжелые условия труда и быта.

Впоследствии Великий Сапармурат Туркменбаши, рассказывая о своих встречах с ветеранами и их роли в совершенствовании нравственного климата в обществе, писал: "Когда я впервые девятнадцатилетним пареньком начал работать инструктором профсоюза геологов, то мне приходилось часто бывать в самых отдаленных уголках нашей страны, необъятных степях Каракумов, где трудились партии геолого-разведчиков, газовиков, буровиков, сейсмологов. И там мне приходилось встречаться, беседовать со стариками, ветеранами войны и труда, подлинными мастерами, профессионалами своего дела. Это были люди разных национальностей: туркмены, русские, украинцы, армяне, азербайджанцы, казахи, татары, дагестанцы, но все они отличались преданностью своей профессии, ответственным отношением к работе, были влюблены в ставшую для них родной туркменскую землю, являлись примером для молодежи и в труде, и в быту. Они очень помогали мне в налаживании культурно-просветительной работы, быта, досуга, техники безопасности и охраны труда в геологических и геофизических партиях и экспедициях. Их советы, рекомендации, критические замечания стали основой моих докладных записок, выступлений на профсоюзных собраниях (только в месяце Санджар (ноябре) 1959 г. С.А. Ниязов выступил на собраниях в трех организациях: Бахардокской геофизической экспедиции № 2, геофизической ремонтно-комплектовочной конторе и Центральной комплексной тематической экспедиции. Сохранились протокольные записи этих выступлений) и конференциях".

Работа инструктором Туркменского территориального комитета профсоюза рабочих геологоразведочных работ многое дала С.А. Ниязову для понимания важной роли нефте- газового комплекса в общей структуре народного хозяйства республики. Уже тогда он начал осознавать, каким колоссальным богатством располагает его родной край и как это богатство уплывает в Центр за бесценок, за мизерную плату под прикрытием иллюзорного всесоюзного народнохозяйственного комплекса. Поэтому, став главой Туркменской ССР, С.А.Ниязов начал настойчиво добиваться от руководства СССР увеличение цен на углеводородные и минеральные сырьевые ресурсы, поставляемые Центру, для пополнения бюджета республики и использования этих средств на социальные нужды населения

Мысль о продолжении учебы в вузе постоянно заботило С.А. Ниязова. И поэтому он направил документы в Ленинградский политехнический институт (ныне государственный политехнический университет г. Санкт-Петербурга). Успешно сдав конкурсные экзамены, Сапармурат в месяце Рухнама (сентябре) 1960 г. стал студентом этого престижного вуза по редкой и дефицитной в то время специальности "Системы автоматического управления". Начались хлопотливые студенческие будни. Появились новые друзья. Привыкший к самостоятельным решениям образу мысли, поведению и поступкам, С.А. Ниязов быстро адаптировался к условиям новой жизни, общежитскому быту, учебному режиму и распорядку.

Он принимал активное участие в общественной жизни не только своего курса, физико-механического факультета, но и вуза в целом. Жизнерадостный, общительный, умеющий привлечь к себе внимание живым образным словом спокойной восточной рассудительностью, С.А. Ниязов быстро стал душой, вожаком учебной группы, а затем и всего курса Его избирают профоргом студенческого курса. Почти двухлетний опыт работы инструктором Туркменской территориального комитета профсоюза рабочих геологоразведочных работ не пропал даром, позволил ему четко определить круг своих прав и обязанностей последовательно их осуществлять. В задачу профорга входило повышение дисциплины, посещаемости студентами лекций, семинарских и лабораторных занятий. Он следил за санитарно-гигиеническим состоянием аудиторий, лабораторий и мастерских, за четким исполнением правил техники безопасности труда студентов во время производственной практики, вникал в суть возникавших споров, недоразумений, конфликтов между преподавателями и студентами, старался предотвращать их, заботился о нормальных жилищно-бытовых условиях сокурсников, добивался оказания материальной помощи остронуждавшимся, малообеспеченным...

Объективно оценивающий обстановку, располагающий к себе, принципиальный и справедливый, Сапармурат завоевал авторитет и уважение не только сокурсников, но и преподавателей. Круг его общественных обязанностей и интересов год от года расширяется. Он избирается членом вузовского комитета комсомола и членом совета студенческих общежитий. Профком института поручает ему работу социально- культурного сектора комитета. Теперь в поле зрения одного из лидеров профсоюзной организации оказываются вопросы социально-бытовой, культурно-массовой, просветительной работы всего института. Он уделял огромное внимание улучшению условий в студенческих общежитиях, наведению в них чистоты и порядка, организовывал рейды по проверке качества питания в студенческих столовой и буфетах, участвовал в организации работы студентов на уборке картофеля, свеклы и т.д., способствовал созданию кружков художественной самодеятельности, проведению вечеров отдыха.

Активная общественная деятельность Сапармурата Ниязова оценивается и поощряется. Он награждается Почетной грамотой Ленинградского горкома комсомола. Ему предлагают вступить в члены партии. В то время это считалось делом чести, оказанием особого доверия со стороны ректората, парткома, профкома института, признанием больших заслуг в общественно-политической жизни студенчества, если учесть, что прием в партию интеллигенции был строго ограничен и многим преподавателям даже общественно-политического цикла отказывали в этом.

В месяце Байдак (феврале) 1962 г. бюро Выборгского райкома партии г. Ленинграда приняло Сапармурата Атаевича Ниязова в члены КПСС. Через некоторое время его избрали секретарем первичной парторганизации физико-механического факультета. В условиях вуза это было большое и ответственное общественное поручение, в жизни С.А. Ниязова – первая ступенька в будущей работе партийного и государственного деятеля. Эта общественная работа во времена господства партийного диктата давала широкие полномочия. Как секретарь первичной парторганизации, С.А. Ниязов был в курсе всех дел и событий на факультете, являлся членом Ученого совета факультета с правом решающего голоса.

Вместе с деканатом и кафедрами партийная организация по существу была мобилизующей, направляющей, руководящей силой коллектива факультета, учебно-воспитательной, научно-исследовательской и общественно-политической работы, руководила комсомольской, профсоюзной и студенческими организациями. На заседаниях партбюро и открытых партийных собраниях нередко отчитывались о своей работе декан, его заместители, заведующие кафедрами, утверждались характеристики студентов и преподавателей и многое другое. К этому надо добавить, что серьезная общественная работа требовала от С.А. Ниязова особой собранности и организованности, полной отдачи в учебе. Он должен был посещать лекции, семинарские и лабораторные занятия, коллоквиумы, сдавать экзамены, зачеты, курсовые проекты. Поэтому ему приходилось так строить свой распорядок и режим дня, чтобы времени хватало не только на учебу и общественную работу, но и на посещение библиотек, музеев, театров.

С.А. Ниязов хорошо учился, с глубоким знанием и безукоризненно выполнял все студенческие обязанности и общественные поручения. О том, что ему удавалось плодотворно заниматься научным творчеством, красноречиво свидетельствуют его доклады и сообщения на ежегодных студенческих научно-технических конференциях института по актуальной проблеме "Энергетические системы и экология". Эти выступления привлекали внимание преподавателей и студентов острой обеспокоенностью молодого исследователя расточительным отношением людей к природным ресурсам при строительстве атомных, тепловых и гидростанций, линий электропередачи. Они свидетельствовали об аналитическом складе ума, блестящих мыслительных способностях студента, которые впоследствии широко, ярко и убедительно раскроются в статьях и книгах Великого Сапармурата Туркменбаши.

Несмотря на свой молодой возраст, С.А. Ниязов уже в ту пору был зрелой личностью со своими устоявшимися взглядами и суждениями. Он прекрасно осознавал, что главное богатство, доставшееся туркменскому народу от своих великих предков, – это духовное наследие, традиции и обычаи самобытной национальной культуры. И уже в ту пору его внимание привлекло древнее прошлое своего народа. "Я со студенческих лет увлекаюсь историей туркмен, – писал Великий Сапармурат Туркменбаши. – В моих дневниках, блокнотах собрано очень много исторических сведений о пути, пройденном моим народом со времен Адама и Евы". Будущий Президент Туркменистана занимался в лучших библиотеках города на Неве, где глубоко, творчески изучал научные труды блестящих историков и востоковедов с мировыми именами.

И не зря в священной Рухнама Великий Сердар назвал "своим домом", "своим приютом" библиотеку, в читальном зале которой его завораживала наполненная, шелестящая страницами тишина. Обкладываясь книгами по истории, он жадно искал в них все, что относилось к Туркменистану. А в незабываемые вечера, когда в общежитие приходили известные ученые, деятели искусства и рассказывали о своей жизни, о своем мировосприятии, студент С.А. Ниязов запоминал и впитывал мудрые мысли из всего услышанного. Он всегда с нетерпением ждал такие встречи с интересными людьми. Его внимание особенно привлекали беседы преподавателей, которые, возвратившись с какого-нибудь научного симпозиума, щедро делились со студентами своими впечатлениями о его работе, увлеченно рассказывали о новых открытиях, направлениях в науке. Так что священная Рухнама, которую через десятки лет Великий Сапармурат Туркменбаши подарит своему народу и всему миру, – результат углубленных исследований им отечественной истории, которая с юной поры прошла через его сердце. Эта бессмертная книга вобрала в себя высшие общечеловеческие и национальные духовные ценности, традиции и обычаи самобытной культуры туркменского народа.

Студенческая жизнь не ограничивалась только учебными занятиями: лекциями, семинарами, лабораторными и практическими работами. Молодость брала свое. В свободное от учебы время Сапармурат знакомился с городом, с его достопримечательностями. Ленинград ему нравился. Город европейской культуры, которая ощущалась в архитектуре, в планировке проспектов, улиц, в возведении знаменитых мостов, он привлекал туркменского юношу своими музеями, историческими памятниками. Сапармурат любил бродить по Невскому проспекту, Летнему саду, по Дворцовой площади, бывать в Петропавловской крепости, в Эрмитаже, ходить в театры: Мариинский, Большой драматический... Как все это было непохоже на его родной Ашхабад. Может быть, именно тогда у него зародилась дерзновенная мечта, если появятся возможности, способствовать тому, чтобы туркменская столица стала таким же прекрасным городом: покрылась прямыми и широкими проспектами, зелеными бульварами и скверами, красивыми зданиями, сверкающими в лучах солнца Фонтанами. Лишь через много лет, став первым секретарем Ашхабадского горкома партии, а потом Президентом Туркменистана, он начал осуществлять свою мечту, энергично проявлять заботу о реконструкции столицы, об улучшении ее облика. Сейчас все, кто приезжает в беломраморный Ашхабад, не устают удивляться как быстро он хорошеет, благоустраивается.

Напряженная учеба, разносторонняя общественная работа, казалось бы, полностью поглощали Сапармурата Ниязова, но он ни на минуту не переставал думать о Родине. Ему вспоминались слова великого Махтумкули: "Разлученный с любимой плачет семь лет, разлученный с Родиной – всю жизнь". В пасмурные дни осени, когда над Ленинградом низко висели тяжелые свинцовые тучи, дни и ночи напролет моросил мелкий холодный дождь, он мечтал о чистом голубом небе, о ласковом теплом солнышке. Он скучал по родной речи, по Звукам дутара и гиджака, по запаху тамдырного чурека, по вкусу наваристой шурпы, аромату туркменской дыни, сочным ягодам винограда, верблюжьему чалу, по всему тому, что было Знакомо и дорого ему с детства.

Единственной отрадой, глотком свежего воздуха для Сапармурата были встречи с земляками, обучавшимися, как и он, в ленинградских вузах и техникумах. Благодаря инициативе и организаторским способностям С.А. Ниязова было создано туркменское студенческое землячество. Молодые ребята, как правило, собирались в день рождения республики, на Новый год и в другие праздничные дни. Они делились новостями с Родины, пели туркменские песни, готовили национальные блюда. Когда Сапар-джан, как любовно называли С.А. Ниязова студенты-земляки, читал им на память грустные и возвышенные стихи Махтумкули, до боли напоминавшие о Родине, а тихие мелодичные звуки дутара сопровождали это вдохновенное чтение, друзья замирали от восхищения. Душой, заводилой этих сборов был Сапармурат. Он оповещал всех, планировал каждую встречу, придумывал сценарий ее проведения. Земляки поддерживали друг друга морально и материально, искренне радовались успехам, переживали, сочувствовали неудачам. У всех было одно желание – быстрее закончить учебу, обрести профессию, возвратиться в Туркменистан, начать новую самостоятельную жизнь. В ленинградский период произошло очень важное, знаменательное событие в личной жизни С.А. Ниязова. Он встретился и подружился с однокурсницей Музой Алексеевной Орловой. Молодые люди полюбили друг друга, решили пожениться, в 1965 г. сыграли свадьбу. Семейная жизнь требовала новых расходов. Сапармурат взял академический отпуск и устроился на работу формовщиком II разряда одного из крупных заводов тяжелой промышленности, а затем мастером турбинного цеха предприятия "Ленэнергоремонт". Незадолго до окончания вуза в семье Ниязовых появился первенец Мурад. Вскоре начались государственные экзамены, защита дипломных проектов. Молодые люди успешно выдержали испытания. Наконец-то, долгие годы учебы позади. После получения диплома руководство престижного института официально предложило С.А. Ниязову остаться в Ленинграде, стать преподавателем, поступить в аспирантуру. Но он с душевным порывом, решительно отказался от столь заманчивого предложения. Уж слишком долгой была разлука с Родиной, слишком сильным было патриотическое чувство, неукротимое желание во что бы то ни стало вернуться домой, использовать все свои силы и знания на благо народа. Муза Алексеевна, превосходно понимая благородство душевного порыва своего мужа, согласилась с его бесповоротным решением.

Таким образом, оказалось, что Великий Сапармурат Туркменбаши стал одним из самых знаменитых выпускников этого авторитетного, известного на весь мир технического вуза, а впоследствии и его Почетным доктором. Для него, институт стал родным домом, где в атмосфере чистоты и искренности шло формирование его как человека, гражданина и профессионала. Ведь здесь он воспитывался на примерах и советах лучших преподавателей – людей простых и добрых, глубоко порядочных, передававших ему тепло своих душ и отчасти помогавших восполнить отсутствие родительской любви и заботы. По его признанию, откровенное общение с ними приносило ему много пользы и подлинное счастье, помогло сделать первые и уверенные шаги в достижении поставленных целей. "С Ленинградом связано мое становление как личности, здесь началась моя самостоятельная жизнь,— утверждает Великий Сердар. – Ведь приехал я сюда совсем молодым парнишкой... И сразу окунулся в особую атмосферу, в которой одинаково сочетались доброжелательность и требовательность... Как бы ни было трудно учиться в этом вузе,...сознание того, что ты причастен к особому ленинградскому духу, который здесь, в этих стенах, зарождали Менделеев, Курчатов, другие выдающиеся деятели мировой науки, – это сознание окрыляло, помогало жить, мечтать и стремиться к совершенству... Все, чему меня учили, я воспринимал не только умом, но душой и сердцем, постигая и познавая жизнь".

В городе на Неве С.А. Ниязов не только учился, но и работал, получил настоящую профессиональную и духовную закалку, путевку в большую жизнь. Его воспоминания, связанные с Ленинградом и навсегда оставшиеся в душе, ярко запечатлены на пронзительных и волнующих страницах священной Рухнама. Из этой главной книги туркменского народа стало известно, что именно в городе своей студенческой юности будущий Великий Сердар впервые узнал о воинском и человеческом подвиге своего отца – Героя Туркменистана Атамурата ага, павшего смертью храбрых на поле брани Великой Отечественной войны.

Посетив свою Альма-матер – Санкт-Петербургский государственный политехнический университет 31-го числа месяца Махтумкули (мая) 2003 г., Великий Сапармурат Туркменбаши встретился с руководством и профессорско-преподавательским составом этого старейшего и прославленного высшего учебного заведения. Он выразил глубочайшую признательность своим педагогам и наставникам, которые, помимо знаний, дали ему понимание смысла жизни и своего места в ней, что во многом предопределило дальнейшую высокую судьбу будущего Президента Туркменистана. А чек на 100 тыс. долларов США, переданный вузу Великим Сердаром из личных сбережений, – это не просто щедрый и бескорыстный дар знаменитого человека в знак искренней благодарности, но и высшее понимание им своего гражданского долга. Именно так и был расценен этот благородный жест, вызвавший огромную ответную признательность.

Источник: "Детство и юность Великого Сердара. Начало трудового пути." (2004)

e-mail: info@science.gov.tm © 2003-2018, Академия наук Туркменистана.