Новости

Тайна средневекового рабата

На главную страницуАкадемия наук
Информация
Новости
На главную страницу  Напишите нам  Поиск

Государственная научно-техническая политика
Управление наукой и организация научных исследований в Туркменистане
Информация
Проекты

Центральная научная библиотека
Туркменская научно-образовательная сеть TuRENA
Архив




2019-11-20

Газета «Нейтральный Туркменистан»

2019-11-19

Тайна средневекового рабата

Средневековое поселение Шахрастана словно легендарная Атлантида — о нём сказано очень много, и в то же время мы до сегодняшнего дня не знаем, где всё-таки оно располагалось и с каким археологическим памятником его можно отождествить. В настоящий момент существует множество предположений о былом местонахождении Шахрастаны, однако в каждом этом предположении есть какой-то пункт, который не позволяет с конкретной точностью определить географические координаты стоявшего когда-то на торговом пути из Нишапура в Хорезм укреплённого рабата.

Самое раннее известие о Шах-растане мы можем почерпнуть в труде средневекового путешественника X века ал-Макдиси «Ахсанат-такасим фи марифат ал-акалим», составленном им в 985 году, где он пишет, что к Нисе относятся два рабата — Афрава и Шахрастана, находящиеся в 1 фарсахе от Нисы на краю песков. Далее он сообщает, что «... рабат Шахрастана уступает этому (Аф-раве (Фераве), его одолели пески; в нём красивая сокровищница и несколько мечетей».

В 1035 году в пустыне между Шахрастаной и Феравой произошло первое вооружённое столкновение сельджуков с войсками Масуда Газневи, которыми командовал старший хаджиб Бектугды. Об этом пишет в своём сочинении «Рахат ас-судур» историкXIIвека ар-Равенди.

Географ XII века ас-Самани сообщает: «Шахрастана — городок из пограничных крепостей около Несы в Хорасане в стороне Хорезма, его называют рабат Шахрастана, построил его эмир Хорасана Абдаллах ибн Тахир в правление ал-Мамуна». Из этого сообщения мы можем с уверенностью назвать дату постройки рабата Шахрастана, которая вписывается во временные рамки между началом правления Абдаллаха (828 год) и смертью халифа ал-Мамуна (833 год). Таким образом, постройка рабатов Шахрастана и Ферава (Афрава) была осуществлена до середины IX века.

Дорога в Хорезм через Шахрастану была, видимо, весьма оживлённой. Ведь недаром монголы в 1220 году, чтобы не допустить проезда по ней хорезмшаха Джелал ад-дина, выставили заслон, состоящий из большого отряда. Как пишет Мухаммед ан-Несеви: «... Они устроили вдоль упомянутой пустыни кольцо от границ Мерва до предела Шахрастаны, а это один из районов Феравы...». Однако Джелал ад-дин внезапным ударом смял монгольский заслон и ушёл в Нишапур.

Многочисленные легенды, связанные с Шахрастаной, относятся к циклу легенд о халифе Али и его коне Дульдуле. Одна из них гласит, что у стен Шахрастаны или севернее её, Али якобы разбил несметные полчища «калмыков», но во время погони упал вместе с конём в глубокий ров, откуда сумел выбраться только благодаря молитве пророка Мухаммеда.

Легенды, связанные с именем Али и Дульдуля, широко распространены в Туркменистане. Возможно, в приведённой легенде о разгроме калмыков отражено действительное историческое событие — разгром Джелал ад-дином севернее Нисы монгольского отряда в 1220 году. И, хотя, эта битва была незначительной, она произвела огромное впечатление на местное население и сохранилась в памяти народа как первая победа над грозными монголами, завоевавшими половину мусульманского мира.

Путешественник Якут в первой половине XIII столетия оставил достоверное сообщение о Шах-растане: «Шахрастана — городок в Хорасане около Несы. Между ними 3 мили. Он между Нишапу-ром и Хорезмом. До него доходит песчаная пустыня, (лежащая) между Нишапуром и Хорезмом, и он находится на её краю. Я видел его в 617 (=1220) году во время своего бегства из Хорезма от татар, которые пришли и разрушили страну. Я нашёл, что это город, около которого нет садов, пашни далеко, а пески подходят вплотную. Он уже начал разрушаться, большинство жителей покинуло его из страха перед татарами. Там делают длинные, высокие чалмы. Я не видел там ничего, особенно заслуживающего одобрения».

Из всех сообщений средневековых авторов можно представить, как выглядела Шахрастана в пору своего расцвета. Они описывают рабат как небольшой укреплённый городок с ремесленными мастерскими и несколькими мечетями. Он стоял на большой торговой дороге и прикрывал пределы Нисы. Построенный в первой половине IX столетия, он просуществовал до XIII века. После монгольского нашествия наступает временный спад, а во второй половине XIII столетия наблюдается ощутимое оживление жизни. В XIV веке регистрируется даже некоторый социальный прогресс в рабате, после чего жизнь в нём постепенно угасла, скорее всего, из-за наступления песков, поглотивших этот городок. Расположение рабата на краю песков, значительно севернее населённой полосы, вызывалось его основными функциями — он должен был прикрывать границу с севера.

Основываясь на показаниях источников, которые указывают расстояние от Нисы до Шахрастаны в 1 фарсах (6 - 6,25 км) или в 3 мили (средневековая миля составляла 1700-2000 м), академик В. В. Бартольд в 1903 году писал, что Шахрастана находилась в 1 фарсахе от Нисы на краю песков. В том же контексте высказывались и все последующие авторы.

Между тем изучение местности и археологических памятников, проведённое в июне 1950 года, показало, что не только в одном, но и в трёх фарсахах от Нисы нет ни одного городища, с которым можно было бы отождествить средневековую Шахрастану. Все памятники в радиусе 20 км от Нисы представляют собой мелкие средневековые и парфянские усадьбы, мельницы, мазары. Да и пески не подходят к Нисе ближе, чем на 15 км. Участвовавший в этой рекогносцировочной миссии исследователь Х. Акмамедов и поддержавший его мэтр среднеазиатской археологии М. Е. Массон, сделали попытку отождествить Шахрастану с памятником Шахрабат (Шах-рихайбар), расположенным в 16 км севернее станции Геоктепе и имеющим цитадель высотой 10 метров и вал былых крепостных стен высотой 2-4 метра, опоясывающий городище.

Возможно, М. Е. Массон и Х. Акмамедов были в некоторой степени правы, отождествляя Шахрихайбар со средневековой Шахрастаной, так как проведённая ими рекогносцировка показала, что Шахрихайбар является единственным значительным укреплённым поселением в окрестностях Нисы на протяжении между городищем Шехрислам, находящимся севернее Бахердена и городищем Шугундор-баба (средневековый рабат Куфен), располагавшимся в Каахкинском этрапе. При этом пески подходили к Шахрихайбару вплотную.

Однако, противовесом этому предположению являются слова ал-Макдиси, который говорит о нескольких мечетях Шахрастаны, что невозможно отнести к Шахрихайбару. Действительно, площадь Шахрихайбара, а его максимальная длина 340 метров при ширине в 290 метров, позволяет иметь лишь одну мечеть, а никак не несколько.

Теперь возникает вопрос: а не ошиблись ли переводчики Якута, когда переводили его слова о том, что Шахрастана находится в 3 милях от Нисы? Может быть не в 3 милях, а в трёх мензилях от Нисы располагался рабат Шахрастана? Мензилем в средние века называлось расстояние одного дневного перехода каравана, а это составляет 6-7 фарсахов или в среднем 40 км. Тогда получается, что Шахрастана располагалась приблизительно в 120—130 км по прямой от Нисы. А это значит, что под это расстояние подпадает городище Шахрислам, располагающийся в 20 км севернее современного Бахердена. Да и площадь Шехрислама, а также, судя по руинам зданий, количество проживавшего здесь населения, позволяли построить несколько мечетей в черте этого большого рабата. Подтверждением этому может быть тот факт, что Шахрислам располагался на основной ветке торгового пути из Хорезма в Хорасан — от Гурганджа через Шахрислам и Нису в Нишапур. И возник Шахрислам в IX веке в качестве рабата на границе с песками.

Впервые предположение об отождествлении Шахрастаны с городищем Шахрислам высказал выдающийся туркменский археолог Хемра Юсупов, который также считал памятник Шахрихайбар слишком мелким для крупного рабата, каким была Шахрастана.

И, наконец, подтверждением того, что средневековую Шахрастану возможно отождествить с развалинами Шахрислама, являются слова учёного XII-начала XIII века Мухаммеда ибн Наджиба Бекрана, который писал: «... Языр — племя тюрок, которое попало в пределы Балхана и его гор. К ним присоединилось племя из Мангышлака, а другое из Хорасана. Оттуда они снялись и пришли в Шахрастан и Фераву, затем поселились в крепости Так». По поводу крепости Так востоковед В. В. Бартольд, по нашему мнению, справедливо считал, что это укрепление соответствует позднейшему Дуруну. Теперь всё становится на свои места. Если учитывать, что Так — это Дурун, то из слов Бекрана следует логический вывод — не могло большое племя языров, к которому примкнуло ещё два племени, со всеми семьями, скарбом и скотом делать огромные крюки при переселении. Ведь, если учесть, что Шахрастана — это Шахрихайбар, то в соответствии с сообщением Бекрана, язырам, начавшим переселение с Балхана, нужно было сначала прибыть в район современного Геоктепе, где располагается Шахрихайбар, а затем вернуться почти на 50 км назад в крепость Дурун. Как-то это не рационально. А вот, если предположить, что Шахрастана -это Шехрислам, то выстраивается логическая цепочка: языры прибыли в рабат Шахрастану, располагавшийся на месте развалин, именуемых местным населением Шехрисламом, а затем, возможно, из-за того, что рабат не мог обеспечить проживанием, а главное питьевой водой такое количество пришлого населения, а может быть из-за быстрого наступления на рабат песков, они переселяются в район современного Дуруна, где налицо хорошая водообеспеченность и плодородные земли. Да и топонимика названия рабата и развалин очень уж схожа — Шахрастана (Шахрастан) и Шехрислам (Шахрислам). И располагается Шехрислам намного ближе к Фераве, чем Шахрихайбар. Ведь ан-Несеви указывает, что «... Шахрастана — один из районов Феравы», а этот автор был уроженцем Нисы и прекрасно знал нисейские пределы.

Однако, это всего лишь наши предположения. А правильны они или нет, покажет время. Надеемся, что истина откроется в результате будущих крупномасштабных исследований, которые может быть приоткроют завесу тайны рабата Шахрастана, игравшего не последнюю роль в жизни средневекового Туркменистана.

Ягмур НУРГЕЛДИЕВ,
научный сотрудник
Института истории и археологии АН Туркменистана.



|< < Список > >| 
e-mail: ast.info@science.gov.tm © 2003-2020, Академия наук Туркменистана