Новости

Корифеи отечественной науки: к 110-летию со дня рождения Сары Каранова

На главную страницуАкадемия наук
Информация
Новости
На главную страницу  Напишите нам  Поиск

Государственная научно-техническая политика
Управление наукой и организация научных исследований в Туркменистане
Информация
Проекты

Центральная научная библиотека
Научно-образовательная сеть Туркменистана (TuRENA)
Архив




2019-01-24

Электронная газета "Золотой век"

Корифеи отечественной науки: к 110-летию со дня рождения Сары Каранова

22.01.2019

Большинство детей, отвечающих на вопрос любознательных взрослых: «кем ты хочешь быть, когда вырастешь?» со временем станут не теми, кем хотели когда-то. Что поделаешь, жизнь вносит свои коррективы в детские мечты, направляя наши судьбы в ей одной ведомое русло. Зачастую мы не противимся этому, соглашаясь безболезненно поменять романтические дали на обыденную приземлённость. В конце концов, главное в жизни — не то, кем ты станешь, а как сумеешь распорядиться отведённым тебе земным сроком с наибольшей пользой для окружающих. Ну а призвание — оно себя рано или поздно обнаружит. Конечно, лучше поздно, чем никогда, но раньше — ещё лучше. Впрочем, есть категория особо упёртых детей, которые если сказали однажды «хочу и буду!», можно не сомневаться — будут! Будут упорно стремиться к цели, невзирая ни на какие сиюминутные соблазны. И не изменяют выбранной профессии никогда. Видимо вместе с жизнью им даётся стальной стержень, на котором крупными буквами написано «характер». Такой стержень не гнётся и не ломается. Пример тому — судьба Сары Карановича Каранова

Стать врачом Сары Каранов решил ещё в детстве. Это был вполне осознанный выбор. Причём сделал он его сам, поскольку советовать было некому — мальчик рос сиротой. Именно раннее сиротство и наделило его обострённым чувством восприятия чужой боли и чужого горя. Ведь в полной мере понять беду другого человека, пропустить её через своё сердце может лишь тот, кто сам испытал лишения. И не просто понять, но и постараться помочь. Однако, прежде чем он наденет белый халат и возьмёт в руки скальпель, пройдут годы.

Путь к мечте лежал через учёбу. Сначала это был детдом-интернат в Бахардене, откуда Сары Каранова за отличную учёбу направили в числе двух лучших воспитанников в интернат «Туркменский народный дом просвещения» в Серебряном бору под Москвой. Здесь, став председателем ученической санитарной комиссии, активно помогая школьному врачу и фельдшеру, Сары вплотную подошёл к первой ступеньке на пути к будущей профессии. В конце 20-х годов прошлого столетия интернат сгорел, и Сары Каранов был переведён в Ашхабад, в Туркменскую показательную школу-интернат. В те годы это был аналог нынешней школы для особо одарённых детей. Отсюда он уехал в Ташкент, чтобы учиться на врача.

Заканчивая в 1936 году Ташкентский государственный медицинский институт, Сары Каранов не раздумывал над тем, какую врачебную специальность избрать. Он уже давно определился в выборе — будет глазным врачом. Почему именно глазным? Решающую роль сыграли воспоминания того же детства, когда он видел страдания своих односельчан, поражённых коварной болезнью — трахомой, вызывающей слепоту. А что может быть печальнее вида незрячего человека, которого слепота делает беспомощным?

Молодое поколение туркменистанцев вряд ли знает об этой страшной напасти, а ведь когда-то трахома считалась вековой болезнью туркменского народа, и являлась подлинным бедствием для страны. Поражённость населения в отдельных районах и областях Туркменистана достигала 90 процентов! Люди проклинали трахому, пытались бороться с ней народными средствами, но это не помогало. Нужны были врачи. Именно для борьбы с трахомой в 1932 году в Ашхабаде был создан Туркменский научно-исследовательский трахоматозный институт, куда после окончания института и пришёл работать ординатором Сары Каранов.

Ему повезло с учителями. Первым наставником молодого врача стал основоположник туркменской офтальмологии, профессор Константин Иванович Цыкуленко, воспитанник знаменитой научной школы академика В. П. Филатова. Под его руководством Сары Каранов начал осваивать азы офтальмологии. Сначала он ассистировал профессору, затем стал проводить самостоятельные операции. Вскоре, когда был накоплен определённый опыт, Сары Каранова назначили начальником глазной экспедиции, которая мобильно курсировала по всей стране, оказывая практическую помощь жителям различных областей Туркменистана.

В 1940 году Сары Каранова призвали в армию. Местом службы для врача из Туркменистана был определён в борисовский военный госпиталь в Белоруссии. Здесь 22 июня 1941 года его и застала Великая Отечественная война. Он участвовал в ней с первого до последнего дня. В составе действующей 53-й армии военврач Каранов прошёл по дорогам Румынии, Венгрии, Чехословакии и закончил путь на Дальнем Востоке, в Манчжурии, где была разгромлена миллионная Квантунская армия.

Вернувшись в Ашхабад, кавалер орденов Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалей «За победу над Германией» и «За победу над Японией», майор медицинской службы Сары Каранов был назначен начальником глазного отделения ашхабадского военного госпиталя. Еще до войны, трудясь в трахоматозном институте, он понял: чтобы добиться успеха в лечении заболеваний нужен не только опыт, но и глубокие научные знания. Поэтому, едва дождавшись демобилизации, Сары Каранов сразу поступил в аспирантуру при кафедре глазных болезней Туркменского государственного медицинского института.

Активные меры, предпринимаемые в стране по борьбе с трахомой, привели к резкому снижению поражённости населения этой болезнью. Но, как говорится, беда одна не приходит. Трахому сменило другое, не менее опасное заболевание — глаукома. Готовясь к диссертации, Сары Каранов обследовал более 40 тысяч больных, в основном, в сельской местности, и эти исследования легли в основу его научного труда. Диссертацию он писал под руководством своего второго учителя — заведующего кафедрой глазных болезней ТГМИ, профессора И. А. Вассермана и защитил её досрочно, всего за два года. Сары Каранов стал последним учеником Израиля Александровича — он погиб осенью 1948 года во время Ашхабадского землетрясения. Вскоре ученику доверили занять место учителя. Кафедру Сары Каранович возглавлял почти сорок лет. Одновременно с этим он был назначен и директором Туркменского научно-исследовательского трахоматозного института.

Свои научные изыскания Сары Каранов сконцентрировал на эффективности хирургического лечения глаукомы — заболевания жестокого и коварного: пропустишь начало болезни — не миновать хирургического вмешательства, запустишь болезнь — обречён на слепоту. Глаукому многие оперировали и до Каранова, но болезнь приостанавливалась лишь на короткое время. Сары Каранов разработал такой метод, благодаря которому здоровье больного восстанавливалось на длительный период. Пути возникновения и методы лечения глаукомы нашли отражение в его докторской диссертации «Глаукома в Туркменистане», которую Сары Каранов защитил в Москве в 1952 году, став доктором медицинских наук, профессором. Через год, в возрасте 45 лет Сары Каранович Каранов был избран академиком Академии наук Туркменистана. Тогда же он возглавил и научное направление трахоматозного института, став заместителем директора по научной работе.

В 70—80 годы прошлого века Туркменский научно-исследовательский трахоматозный институт, переименованный к тому времени в НИИ глазных болезней, по праву завоевал славу крупнейшего, базового офтальмологического центра в Средней Азии. В этом огромная заслуга Сары Каранова. С трахомой было практически покончено, достигнуты немалые успехи в лечении глаукомы, проводились и другие сложнейшие операции. В Ашхабад приезжали люди из других республик бывшего СССР, наслышанные о высоком профессионализме туркменских офтальмологов, умеющих творить чудеса.

Я готовил тогда очерк об институте, и мне рассказали такую историю. В институт за помощью обратился пожилой мужчина, фронтовик приехавший с Урала. Во время охоты ему пыжом повредило глаз. Уральские врачи помочь не смогли, заявив, что спасти глаз уже нельзя. Конечно, прожить можно и с одним, но дело в том, что покалеченный глаз был у бывшего фронтовика единственным. Вторым, вследствие ранения, он не видел со времён Великой Отечественной войны. Специалисты института, ученики Сары Каранова, осмотрев пациента, сделали заключение: действительно, восстановить пораненный пыжом глаз невозможно, а вот «отремонтировать» второй — есть шанс. И они этим шансом воспользовались, буквально воскресив глаз, который погрузился, казалось бы, в безнадёжную тьму почти четыре десятилетия назад.

Сары Каранович Каранов — яркий представитель той замечательной плеяды людей, про которых с уважением говорят «человек сделавший себя сам». Без посторонней помощи, рассчитывая только на свои силы, опираясь на твёрдость характера, он стал тем, кем мечтал — выдающимся врачом. Его хватало на всё и порой казалось, что Сары Каранов двужильный. Учёный, педагог, хирург, он долгие годы возглавлял офтальмологическую службу страны. Первым из медиков-туркмен получил степень доктора наук, стал профессором. Именем Сары Каранова назван Туркменский научно-исследовательский институт глазных болезней, которому он отдал большую часть своей жизни. Им создана научная офтальмологическая школа Туркменистана, написано свыше 170 научных работ, под его руководством защищены 25 кандидатских работ и три докторских диссертации. Ему присвоено звание «Заслуженный деятель науки Туркменистана». В этот же список можно добавить многолетнее редактирование «Трудов Туркменского научно-исследовательского института глазных болезней», большую общественную работу, участие в международных офтальмологических съездах, симпозиумах, конференциях. Но самое главное — он сумел воплотить в жизнь свою детскую мечту — помогать людям. Сары Каранович Каранов вернул зрение тысячам людей, и их благодарность выражается не в наградах, а в нескольких словах, которые бесценны: «Доктор! Я снова вижу свет!».

Владимир ЗАРЕМБО



|< < Список > >| 
e-mail: ast.info@science.gov.tm © 2003-2019, Академия наук Туркменистана