Новости

КЯРИЗНАЯ ВОДА — ЖИВИТЕЛЬНАЯ ВЛАГА

На главную страницуАкадемия наук
Информация
Новости
На главную страницу  Напишите нам  Поиск

Государственная научно-техническая политика
Управление наукой и организация научных исследований в Туркменистане
Информация
Проекты

Центральная научная библиотека при Академии наук Туркменистана
Научно-образовательная сеть Туркменистана (TuRENA)
Архив




2013-04-08

Восемь тысяч лет назад на подгорной полосе Копетдага возникло орошаемое земледелие. В это время земли Ахалcкого велаята орошались небольшими речками и ручьями. Посевы производились на такырных участках, где воды, стекающие с гор в паводки, образовывали собой цепь земледельческих оазисов. Однако развитие земледелия неуклонный рост населения вынудили людей искать юполнительные источники воды. Копетдагская группа районов Туркменистана не имеет крупных и полноводных рек, а горные речки не могли удовлетворить нужды зем­ледельцев. Поэтому здесь широко стало использоваться кяризное орошение.

По мнению исследователей, первые кяризы на территории Южного Туркменистана и в северных районах Ирана возникли в середине I тыс. до н.э. Туркменские легенды возводят строительство кяризов ко времени Александра Македонкого. Еще античный историк Полибий сообщал о кяризах Южной Парфии, отмечая, что тому, кто проведет «ключевую воду в местность, до той поры неорошенную.», предоставляется вся область в пользование сроком на пять поколений. И это не случайно. Кяриз — сложное гидротехническое сооружение, представляющее собой систему колодцев, соединенных подземными галереями. Строительство кяризов, глубина которых доходила до нескольких сотен метров, а длина галерей — километров, являлось чрезвычайно трудоемким делом. Причем, мастера рыли колодцы снизу вверх, что было очень опасным занятием, ведь довольно часто случались обвалы. Строительство одного кяриза растягивалось на годы (иногда до 20-30 лет), но извлеченная из них вода орошала десятки гектаров плодородных земель.

Главный мастер — кяризник имел под своим руководством 4-5 человек помощников. При сооружении колодцев и подземной галереи кяризники использовали самые простейшие орудия: кирка, небольшая лопата, защитная доска, све­тильник, специальный головной убор, кожаный мешок, деревянный ворот, который применялся для спуска и подъема мастеров, мешков с землей, инструментов и т.д. Глубину колодца определял главный мастер при помощи про­стого уровня (веревка с утяже­лителем). Наличие водоносности местности определялось путем ры­тья пробных колодцев. Диаметр колодцев не превышал 1 м, высота галереи обычно варьировалась от 1 м 30 см до 1 м 50 см, ширина доходила до 80 см. При недостатке воздуха у колодца устанавливали кузнечный горн и при помощи ка­мышовой трубки подавали воздух в галерею. Расстояние между ко­лодцами было около 20-30 метров, оно определялось самим мастером. И сооружение новых кяризов, и ремонтно-восстановительные работы требовали не только боль­шого и длительного труда, но и чрезвычайного умения и упорства мастеров-кяризгенов. Мастера и их помощники обладали огромной силой. Это видно хотя бы по разме­рам камней, некоторые из которых имели размеры 120×70×50 см. Для того, чтобы поднять и тем более аккуратно уложить такую глыбу в кладку, служащую для укрепления подземных галерей, нужен подъ­емный кран. Как это умудрялись делать наши далекие предки — до сих пор остается загадкой.

Как отмечает гидролог Г.Куртовезов, уникальность способа добычи подземных вод кяризными систе­мами заключается в том, что эти сооружения добывают воду с боль­шой глубины сложными цепочками подземных галерей и вертикальных смотровых колодцев, самотеком вы­водя воду на поверхность земли, не используя при этом традиционные источники энергии.

Несравненный Довлетмамед Азади в своем трактате «Вагзы-азат» писал:

Сказал Пророк: жертвуй водой,

Водоем сооруди
или вырой колодец.

Самым большим благодеянием
на свете

Может стать раздача
воды людям.

Поэт и философ призывал к строительству кяризов и колодцев:

Кто на пути построит мост,

Того день и ночь будет
благодарить народ.

Того же, кто соорудит колодец
или водоем,

Благодарить будет
сам Всевышний.

Действительно, в предгорных и пустынных местностях кяризы являлись фактически единствен­ным источником питьевой воды. Туркмены тщательно укрывали колодцы кошмами, спасая их от пустынных наносов и маскируя от врагов. В народе была распростра­нена пословица: «Лучше построить один мост, чем тысячу мечетей. выкопать один колодец лучше, чем соорудить тысячу мостов».

В средние века кяризы на тер­ритории Туркменистана были до­вольно многочисленны. Правитель Хорасана Абдуллах ибн Тахир (830-840 гг.) даже поручил знато­кам религиозного права (факихам) составить специальное руководство по кяризам. Автор XI в. Гардизи пишет, что составленная книга «Китаб ал-Куний» («Книга о ко­лодцах») продолжала служить и в его время, т.е, спустя 200 лет после ее написания. К сожалению, книга до наших дней не дошла.

Множество кяризов имелось в этрапах Алтын асыр, Ак бугдай, Рухабатском, Геоктепинском, Бахарлынском этрапах нашей стра­ны. Крупные кяризы действовали в этрапе Бахарлы, которые снабжали население водой вплоть до недав­него времени. К ним относятся кяризы самого Бахарлы, а также Дуруна, Мурча, Сунча, Келята.

Кяризы Бахарлы следующие: Караджа, Чопан, Сычмаз, Туйли, Чахарынун, Кюрахан. По данным этнографа Д. Овезова, Караджа и Чопан действуют и в наши дни.

К дурунским кяризам относятся: Йылысув, Эгри, Айнабат, Гечи, Хунтугн, Готур, Гоудуш, из кото­рых Йлысув, Хунтуш и Гоудуш считаются действующими.

В Сунче действовал кяриз под одноименным названием, а в Мурча имеются кяризы Джанабат (назван так вследствие лечебного свойства воды), Достбагы, Коне Мурча, Тязе Мурча, Мелеви и Ахран, из которых последние четыре признаются действующими.

Известно также, что в 1925 г. в Багире находилось десять дей­ствующих кяризов (Гара-чешме, Гара-аглы, Ишан-кяриз, Ток-гала, Авлиз Али, Ой-чешме, Нусай-чешме, Касым-чешме, Балыклы, Паджа-яб), на долю которых приходилось 447 литров воды в секунду.

Как отмечается в «Обзоре Зака­спийской области с 1882 по 1890 год», в начале 1890 г. только в Асхабадском уезде насчитывалось 17 кяризов и 140 колодцев. Да и в самом Ашхабаде вплоть до 40-х го­дов XX в. действовали четыре круп­ные кяризные системы. Интересно, что инженер Я.Таиров указывает, что в 1892 г. в Асхабадском уезде работало 42 кяриза. Скорее всего, часть старых кяризов была рас­чищена и восстановлена. Мощная кяризная система существовала на городище Акдепе в местечке Би-крова (ныне Чандыбилский этрап города Ашхабада). При раскопках этого памятника автор этих строк насчитал 38 заваленных колодцев, тянувшихся по дуге юго-запад-юг и далее на юг до современного автобана. Видимо, колодцев было намного больше, и они тянулись от предгорья к древнему городищу.

Кяризы поражают своей осно­вательностью и грандиозностью. Например, подземная галерея кяриза Коне Мурча имеет высоту до 4-х метров при ширине 2 метра! Дурунские же кяризы поражают своей протяженностью. Они питали в древности водовод из жженого кирпича, который тянулся на де­сятки километров от предгорий до города Шехрис лам, расположенно­го на границе с пустыней.

Воды кяризов приводили в движение многочисленные водяные мельницы и водоподъемные приспособления (чигири). Один такой чигирь упоминается в X в. на кяризе в области рабата Ферава (Парау). Как считают исследовате­ли, речь идет о кяризе Джанахыр на юго-западе г. Сердар. Согласно ал-Хорезми, в средние века в Хора­сане существовали различные виды чигирей (дулаб, далия, гарраф, зурнук, наура, манджанун), при­водимые в движение тягловыми животными. Источники свидетель­ствуют, что только на Амударье в 20-х гг. XX в. действовало до 15 тысяч чигирей, с помощью кото­рых орошалось около тридцати тысяч гектаров земли.

По своему устройству кяризы можно условно разделить на три категории. У одних главная водо­сборная галерея питается за счет грунтовых вод, фильтрующихся из рек. Другие питаются водами источников. И третьи кяризы за­полняются за счет залегающих грунтовых вод.

Примечательно, что у туркмен существовал культ Шахызенны покровителя мастеров колодезного дела, в честь которого устраивались жертвоприношения. После снятия верхнего грунта земли мастера-кяризники созывали людей на садака в честь Шахызенны, дабы рытье не сопровождалось несча­стьями. Начиная от поиска бла­гоприятного места для колодца и до самого окончания работ мастер молил Шахызенну послать ему удачу. Труд кяризных мастеров оплачивал каждый пайщик в за­висимости от своей доли суточной нормы воды.

Интересно, что один кяриз мог служить большому количеству людей. Например, более 120 лет назад дурунские кяризы Хунтуш и Айнабат обеспечивали водой соответственно 95 и 143 домов­ладельцев, а кяриз Коне Мурча снабжал водой 53 домовладельца. В отдельных местах люди помнят даже имена мастеров кяризных дел. Так, кяриз Джанабат был сооружен более 160 лет назад Эрназаром кяризгеном и его помощниками Юсупом Ходжамгулы, Мамедширином Тара, Аннаберды Мухамметгулы, Теке Баба, Байраммухаммедом Халмырадовым, Ага Халмырадом, Мухаммедберды Ага и др.

Российский исследователь Е.Марков, говоря об ошибках цар­ских инженеров в области мелиора­ции земель и восхищенный рабвтой. туркменских мастеров, писал в 1901 г.: «Местные жители удиви­тельно искусны в делах орошения и запруд. С ними в этом отношении не может сравниться ни один наш ученый — инженер. Их знания или, вернее, чутье, как обращаться с водой, — наследие каких-нибудь бактрийцев. Здесь, в Азии, не­обходимо было прислушиваться к их вековому голосу и руководство­ваться их многовековым опытом, прежде чем рисковать применять теоретические положения к мало­исследованным условиям местно­сти и климата».

Действительно, самобытная народная гидротехника совер­шенствовалась тысячелетиями. Туркмены с большим почтением относились к воде. Согласно обы­чаям, запрещается бросать в воду комья земли, сливать грязную воду после стирки белья в арык, сбрасывать в воду или колодец нечистоты. Взрослые часто оста­навливают детей, кидающих в воду комья земли. Этот запрет, имеющий явно воспитательное значение, направлен на сохранение чистоты источников.

Как отмечает уважаемый Пре­зидент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов: «Капля воды — крупица золота» — это замечатель­ное и глубокое по смыслу мудрое
высказывание наших предков является ярким свидетельством почтительного отношения турк­менского народа к воде«.

Сегодня многие кяризы находят­ся в нерабочем состоянии, а ведь при ремонте и реставрации они еще могут послужить людям. Вода из кяриза отличается прекрасными вкусовыми качествами. Недаром в народе говорят: «Кяризная вода — живительная влага».

Овез ГУНДОГДЫЕВ,

заместитель директора Института
археологии и этнографии АН
Туркменистана, профессор.

Газета «Нейтральный Туркменистан»



|< < Список > >| 
© 2003-2017, Академия наук Туркменистана.