Новости

По следам первых земледельческих культур

На главную страницуАкадемия наук
Информация
Новости
На главную страницу  Напишите нам  Поиск

Государственная научно-техническая политика
Управление наукой и организация научных исследований в Туркменистане
Информация
Проекты

Центральная научная библиотека при Академии наук Туркменистана
Научно-образовательная сеть Туркменистана (TuRENA)
Архив




2010-11-11

Закончила свой очередной сезон международная экспедиция Национального управления Туркменистана по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры и Института истории материальной культуры Российской академии наук (Санкт-Петербург). Впервые в ее составе работали приглашенные специалисты из Немецкого археологического института и Свободного университета Берлина. Наш корреспондент попросил зарубежных специалистов рассказать о своей работе.

Руководитель экспедиции, кандидат исторических наук Наталья СОЛОВЬЕВА:

– Наш небольшой отряд уже давно ведет исследования древнего поселения Йылгынлы-депе, расположенного в этрапе Алтын асыр Ахалского велаята и относящегося к эпохе энеолита, или, иначе говоря, медного века – так принято называть переходный период от каменного к бронзовому веку (IV-III тысячелетия до новой эры), когда еще преобладали орудия труда из камня, но уже появились и медные. Наш отряд – это подразделение Каракумской экспедиции, которая много лет успешно функционировала под руководством академика В.М.Массона: именно ему принадлежит честь глубокого и всестороннего исследования большого древнего поселения Алтын-депе, расположенного в близком соседстве с нашим объектом.

Основанное в восточной части подгорной полосы Копетдага в пятом тысячелетии до новой эры, поселение Йылгынлы-депе просуществовало примерно пятнадцать веков. На рубеже IV и III тысячелетий его обитатели ушли в соседнее Алтын-депе. Этот исход растянулся лет на сто и совпал по времени с довольно значительными изменениями в культуре, которые выразились в распространении так называемого «геоксюрского комплекса», с присущими ему инновациями в иконографии, керамическом производстве и погребальном обряде. Что же представляла собой йылгынлинская община в те далекие времена, в так называемый дописьменный период? Судя по размерам поселения и густоте застройки, она должна была быть довольно большой, от одной до двух тысяч человек, с богатой и развитой материальной культурой, особенно той ее сферой, которая связана с жилищем и домашним бытом. Рядовые жилые и хозяйственные сооружения поражают просторностью комнат и благоустройством дворов, продуманностью деталей архитектуры и качеством отделки интерьеров. Обилие медных предметов из Йылгынлы и вовсе уникально для энеолита. Но более всего о благополучии общины говорит множество вещей, никак не связанных с бытом: они свидетельствуют о развитой духовной культуре и эстетических чувствах живших здесь людей.

Значительная часть поселения была застроена архитектурными комплексами, каждый из которых включал домашнее святилище. В них обнаружены уникальные настенные росписи и скульптура, глиняные и обугленные деревянные скамьи, крашеные полы, алтари, каменные статуи, а также изделия, намеренно оставленные на полах перед разрушением зданий. Это медные орудия и украшения, терракота, каменные статуэтки, керамика, каменные и костяные орудия. Обилие и качество найденных на Йылгынлы-депе произведений искусства, деталей архитектуры и других объектов культового характера, отражающих идеологические представления обитателей поселка, ставит это поселение в один ряд со всемирно известными памятниками энеолита на Ближнем Востоке и в Малой Азии.

Самые яркие находки прошлых лет мы уже передали в Музей изобразительных искусств в Ашхабаде, где на отдельном стенде экспонировались находки из Йылгынлы-депе. При содействии Министерства культуры и телерадиовещания Туркменистана налажено плодотворное сотрудничество не только с этим музеем, но и с кафедрой реставрации Туркменского государственного института культуры, ведь еще многие найденные предметы нуждаются в восстановлении! Теперь студенты-реставраторы вместе со своим наставником – замечательным художником-керамистом Марал Атаевой регулярно выезжают на место раскопок, а затем уже в лабораторных условиях выполняют серию практических работ с древней керамической посудой. Этот опыт, безусловно, поможет им в их профессиональном росте, так что в скором времени Туркменистан будет располагать собственными квалифицированными реставраторами музейных ценностей, для которых уже построена оснащенная самым современным оборудованием лаборатория на французской археологической базе в Душаке.

На стене одного из йылгынлинских святилищ нам посчастливилось открыть совершенно уникальную многослойную роспись, выполненную в технике сграффито. Эти изображения, безусловно, имели самое непосредственное отношение к нематериальной стороне жизни обитателей поселка и подчеркивали основное назначение таких помещений – отправление ритуалов. Осмысление и включение в общий контекст истории древнего мира ярких материалов из Йылгынлы-депе, проливающих свет на религиозные верования первых земледельцев Центральной Азии, является насущной задачей современной археологии. Новые полевые исследования памятника должны ликвидировать существенный пробел в научных знаниях о культуре населения этого обширного региона в энеолите. Надо заметить, что для середины и второй половины IV тысячелетия до новой эры здесь нет ни одного сколько-нибудь полно исследованного памятника. Вот почему очень своевременным стало участие в нашей экспедиции немецких коллег.

Профессор Рейнхард БЕРНБЕК (Немецкий археологический институт):

- Наша группа из Германии в составе шести человек впервые побывала в Туркменистане, и мы счастливы знакомству с вашей гостеприимной и прекрасной страной, где так легко работать. Для своих раскопок мы выбрали один из хорошо известных в археологических кругах памятник, расположенный в непосредственном соседстве с Йылгынлы-депе, в двух километрах от села Меана. Это Монджуклы-депе – сильно оплывший холм диаметром 20 метров, который впервые был обследован 75 лет назад пионером туркменской археологии Александром Марущенко. В шестидесятые годы здесь проводились раскопки под руководством его соратника Овлякули Бердыева. Цель же нашей работы состоит в том, чтобы проследить динамику развития раннеземледельческих поселений в течение позднего неолита и раннего энеолита. Мы исследовали не только готовые изделия – глиняную посуду, остатки окультуренных растений и одомашненных животных, но также и структуру жилищ, планировку, особенности их использования людьми в ту далекую эпоху.

Профессор Сьюзен ПОЛЛОК (Свободный университет Берлина):

- Наш первый сезон работы в Туркменистане оказался успешным, и теперь мы можем с гордостью сказать, что уже успели дополнить базу научной информации по Монджуклы-депе, которую создали такие авторитетные ученые, как Вадим Массон, Александр Марущенко и Овлякули Бердыев. В то же время возникло много новых аспектов нашей темы, которые мы хотели бы исследовать в будущем. Прежде всего, мы хотим выяснить, каковы были региональные отношения между неолитическими поселениями в тот период, когда процветала жизнь на Монджуклы-депе. Для этого понадобится более тщательно обследовать район между Меана и Чаача. Предстоит установить климатические, экологические и топографические условия, которые позволили возникнуть этой интереснейшей культуре. Чтобы больше узнать о древних ландшафтах, мы планируем включить в нашу команду геоморфолога, который сможет интерпретировать природные материалы, открывающиеся в ходе раскопок. Нужно разобраться с архитектурой Монджуклы-депе, выявленной еще во время работ экспедиции О.Бердыева и в целом неплохо сохраненной. Думаю, что после расчистки и расширения его раскопов в целях их надежной консервации этот памятник станет прекрасным примером для местных и зарубежных визитеров. Здесь они смогут увидеть сохраненную архитектуру раннеземледельческого поселка и естественную среду обитания далеких предков туркмен.

Есть еще немало специфических вопросов, которые встают перед нами. Как, например, объяснить низкую плотность стандартных археологических находок на Mонджуклы-депе? Ответ может быть получен после того, как будут исследованы более глубоко особенности повседневной жизни монджуклинцев и сделан анализ микроморфологии остатков их ремесленного производства и быта. Наконец, нас интересует, откуда сюда поступали отдельные артефакты и сырье для их собственных изделий? Пока непонятно, откуда везли горный хрусталь и другие минералы. Интересно разобраться и в происхождении охры – природного пигмента, состоящего из гидрата окиси железа с примесью глины, поскольку начало интенсивного использования этого материала относится к гораздо более позднему времени, чем эпоха существования Монджуклы-депе.

Хотим выразить слова благодарности нашим туркменским партнерам, организовавшим этот сезон, а также всем членам нашей экспедиции, включая неутомимых рабочих из поселка Меана, и надеяться на новую встречу и продолжение работ в следующем году. Благодаря тому вниманию, которое проявляют к нашей деятельности общественность, средства массовой информации, государственные органы и, прежде всего, Президент страны Гурбангулы Бердымухамедов, мы уверены, что сможем продолжить изучение земледельческих культур эпохи палеометалла и, следовательно, узнаем немало нового о сообществе первых в мире земледельцев, живших на туркменской земле.

Арслан ХОДЖАЕВ

|< < Список > >| 
e-mail: ast.info@science.gov.tm © 2003-2018, Академия наук Туркменистана